На утренней заре с подсадной уткой

Опубликовано: 27.10.2020

Неважные условия для охоты с подсадной сложились прошлой весной. Минувшая зима выдалась малоснежной, поэтому рассчитывать на хорошие весенние разливы не приходилось.

Фото автора

К тому же, непривычно высокие температуры для начала марта способствовали преждевременному таянию и без того невысокого снежного покрова.

Картина вырисовывалась очень и очень невеселой.

Но как бы ни было, а подавляющее большинство оптимистично настроенных любителей этой охоты в назначенный час отправились со своими помощницами открывать весенний сезон.

Не такой народ охотники, чтобы дома сиднем сидеть!

…Едва на востоке обозначились первые признаки зарождающегося утра, я уже был на ногах.

В полной готовности, с ружьем в чехле, выхожу из дома и направляюсь в сарай за подсадной уткой Катькой.

От зажженного света, потревожившего ее покой, она начинает выказывать недовольство в виде негромкого покрякивания.

Поймав подсадную, с помощью карабина пристегиваю шнур к ногавке и помещаю утку в корзину. Теперь можно выдвигаться открывать охотничий сезон.

Подходя к пруду, раскинувшемуся в центре деревни, неожиданно для себя из-под самого берега вспугнул пару кряковых.

«Чтоб вам пусто было, напугали, окаянные!» — с неподдельной радостью в голосе выговариваю вслед улетающим птицам.

А вот и наше укрытие, установленное на берегу приличной по размерам канавы, залитой талой водой. Оставляю возле него раскладной стульчик, ружье и иду выпускать Катьку на воду. Накинув деревянное кольцо на вбитый заранее в дно канавы кол, достаю из корзины встревоженную утку и выпускаю ее на воду.

Оказавшись на свободе, подсадная энергично, с кряканьем, устремляется от меня по воде в противоположную сторону, позабыв, очевидно, о том, что ее свобода зависела от длины поводка, прикрепленного к ногавке на правой лапке.

Удобно устроившись в скрадке, заряжаю ружье «пятерками» и погружаюсь в приятное ожидание страстной осадки и, как следствие этого, встречи с зеленоголовым красавцем-селезнем. В бойницу шалаша хорошо видно, как Катька начинает купаться, чистить перья, прихорашиваться.

С мелодичным тонким писком на заболоченный берег, недалеко от подсадной утки, подсела пара куликов-чернышей.

А рассвет все больше и больше начинал напоминать о себе. Почти со всех сторон слышалось страстное тетеревиное бормотание, а за спиной над полем уже начали заливаться жаворонки.

 

фото: Рудмана Виктора

Из прибрежных зарослей реки, протекающей от нас метрах в семидесяти, доносилось звонкое разноликое птичье пение. Все радовалось и ликовало вокруг, всяк по-своему славил и приветствовал новое весеннее утро!

Покончив с купанием и прихорашиванием, Катька, попив студеной водицы, принялась квачкой сообщать селезням о своем местопребывании. Неожиданно мой слух уловил впереди приближающееся хрипловатое жвяканье, и тут же последовала звонкая страстная осадка подсадной.

Прошло несколько секунд, как в стороне от меня, за полосой берез, перемешанных кустарником, послышался шумный всплеск севшей на воду птицы. «Жвяк, жвяк!» — донеслось вскоре из места приводнения птицы.

Подсадная молчала, она понимала, что дело сделано. Никуда уже этот расписной щеголь не денется от нее, просто нужно обождать немного, и он сам подлетит или подплывет к своей соблазнительнице. Приподнявшись над водой, Катька помахала крыльями и принялась шумно купаться.

Понимая, что развязка сложившейся ситуации не за горами, я стал медленно просовывать стволы ружья в бойницу. Вскоре на открытой для меня поверхности воды появились небольшие волны. Селезень направлялся к своей «даме сердца».

Вкладываю приклад в плечо и направляю стволы в то место, откуда ожидалось появление селезня. И вот, сипло жвякая, на чистину осторожно выплыл селезень-«изумруд». Хладнокровно подвожу мушку под изгиб крыла птицы и плавно спускаю курок.

Раздался гулкий выстрел. Снаряд дроби, вспенив воду, опрокинул селезня на спину. Судорожно дернув несколько раз морковными лапами, он неподвижно застыл на водной глади.

В сыром воздухе запахло сгоревшим порохом. Перезарядив ружье, через бойницу укрытия еще раз бросаю взгляд на первый трофей наступившего сезона. Вот я и открыл охоту! С полем!

Выглянувшее из-за частокола дальнего леса солнце принялось согревать своим теплом озябшую за ночь весеннюю землю. Из поднебесья донеслась перекличка гусиного каравана, направлявшегося в сторону родных северных просторов.